Сергей Плахов (detonator666) wrote,
Сергей Плахов
detonator666

"Армия деморализована": экс-замглавы военной прокуратуры рассказал об угрозе для украинских офицеров

Оригинал взят у psyont в "Армия деморализована": экс-замглавы военной прокуратуры рассказал об угрозе для украинских офицеров
Оригинал взят у gilljan в "Армия деморализована": экс-замглавы военной прокуратуры рассказал об угрозе для украинских офицеров
http://ki.ill.in.ua/m/670x450/24220886.jpg

Если военных подадут в розыск Интерполом - их будут задерживать и экстрадировать в Россию

Следком РФ возбудил более 100 производств против украинских офицеров.

«Следком объявляет их в розыск, в т. ч. международный, за совершение уголовных преступлений. И если их подадут в розыск Интерполом - будут задерживать и экстрадировать в РФ. Офицеры очень этим обеспокоены. Военная прокуратура должна была предупреждать это, фиксируя правонарушения, но она не работает, в итоге армия деморализована», - сказал в интервью «Вестям» Анатолий Маркевич, бывший замглавы военной прокуратуры Центрального региона Украины.

Он также рассказал, почему прокуроры отказываются от следствия по самоубийствам и что думает о деле генерала Назарова.

Почему "вертолетное дело" ведут в ущерб обязанностям Матиоса и как прокуроры отказываются от следствия по самоубийствам, эти вопросы "Вести" задали Анатолию Маркевичу, бывшему замглавы военного прокурора Центрального региона Украины

Активизация военной прокуратуры очевидна. Это и «вертолетное дело» налоговиков, и десятки мелких производств. Но как она справляется с главными обязанностями? Этот вопрос мы задали Анатолию Маркевичу, бывшему замглавы военного прокурора Центрального региона Украины.

— В докладе Миссия ООН по правам человека описала случаи внесудебных казней, нарушения прав и нашими военными, и боевиками. Это должна расследовать военная прокуратура — почему не ведется работа?

— Из-за непрофессионализма кадров. С самого момента восстановления военной прокуратуры в августе 2014-го говорилось о фиксации и расследовании преступлений против мира и человечности. Но у нас осталось слишком мало спецов со специальным военным юридическим образованием — на весь Союз был один такой факультет в Москве. А это огромная отрасль международного законодательства.

Но военная прокуратура не выполняет и фиксации доказательств прямой военной агрессии, чтобы после процессуально закрепить эти факты и предоставить в международные организации.

— Когда Петр Порошенко выходит на трибуну ООН, показывает фото автобуса, изрешеченного осколками под Волновахой, это не доказательство?

— Должна быть фиксация процессуальной формулой. Протокол осмотра компетентным учреждением, прокуратурой. А фото... Я вот вам сейчас покажу любой снимок — вы мне поверите? Это непрофессионализм. Я год наблюдал за тем, что делает глава военной прокуратуры Анатолий Матиос, в итоге выступил с открытым письмом. Но военная прокуратура так и не начала фиксировать — ни с той, ни с нашей стороны. У нас ведь нарушений не меньше...

— Вспомним хотя бы дело батальона Торнадо: была бы фиксация — не допустили бы?

— Бить по хвостам всегда сложнее, чем расследовать уже свершенные преступления. Ни одна война не белая и не пушистая. Военная прокуратура должна вести эти дела и принимать меры — и только после моего письма в 2015-м в ее составе появилось управление по расследованию преступлений против человечности.

— Следком РФ возбуждает дела против украинских военных (кроме Арсения Яценюка, что вообще анекдотичная ситуация)?

— Еще как. У них более 100 производств против офицеров. Следком объявляет их в розыск, в т. ч. международный, за совершение уголовных преступлений. И если их подадут в розыск Интерполом — будут задерживать.

— И что, наш офицер, выезжая отдыхать в Хорватию, скажем, может быть задержан?

— ...и экстрадирован в РФ. Не думаю, что дойдет до этого, но возможность существует — офицеры очень этим обеспокоены. Военная прокуратура должна была предупреждать это, фиксируя правонарушения.

— Это ведь деморализует армию?

—Так и есть. Это последствия того, что военная прокуратура не работает.

— Сколько человек сейчас работает в военной прокуратуре?

— Около 500 человек в трех региональных отделах и больше всего — в Главке. Там штат раздут невероятно. При этом прокуроры отказываются от некоторых дел, мол, не наша подследственность...

— Какие дела отдают?

— Сложные, те, на которых невозможно пиариться. «Убийства — это не наше», — говорят. И самоубийства брать не хотят. А это огромная проблема, у нас около 300 суицидов военных за последнее время. И многие очень сомнительные: это либо убийства, либо доведение до самоубийств. Их нужно тщательно расследовать. Но военная прокуратура говорит: не наша подследственность — и передает полиции. В одном из случаев было пять выстрелов в шею. А вчера я встречался с людьми, которые занимаются «самоубийством» офицера еще от 2015 года. Офицер мог быть причастным или свидетелем перемещения через границу товаров. Ночью поговорил с коллегой, сказал: «Иду отдыхать», а через пару часов его нашли мертвым — на груди разорвалась граната. Военная прокуратура отмахивается...

— Ей, судя по отчетам, другие дела интересны. В «Фейсбуке» у Анатолия Матиоса треть постов — о «вертолетном деле» налоговиков...

— По сути, одно и то же дело. Официальная «отмазка» Матиоса: это поручил расследовать генпрокурор. В прошлом году военная прокуратура расследовала 52% «не военных» дел. В 2014-м — 37%. Это дела не их подследственности. Если смотреть на Уголовный кодекс сквозь пальцы, в нем есть ч.10 ст.216, допускающая исключительные обстоятельства для расследования таких дел. Но в этом случае Луценко и Матиос преследуют пиарные цели. Это я как юрист и следователь с многолетним стажем вам подтверждаю.

Если бы военная прокуратура работала, как положено, у них были бы совсем другие поводы для самопиара. Может, и не такие яркие. А сейчас — задержание таможенника на $200 взятки. Ура! Шашки наголо! И вся военная прокуратура уже на ушах. Я с 2014-го слежу за «Фейсбуком» Матиоса: он тогда по два-три сообщения в день выдавал, запрещал своим подчиненным хоть что-нибудь публиковать, ходил на ТВ через день. Я с ужасом допускаю мысль о том, что он может стать главой Госбюро расследований. Придет такой «всадник без головы» — будет форменный ужас.

— Как оцениваете приговор генералу Назарову (7 лет за гибель самолета Ил-76 с украинскими военными)?

— Приговор пока не вступил в силу из-за апелляции. Я не исключаю: Назаров должен был сидеть на скамье подсудимых не в одиночестве. Я не увидел надлежащей оценки юридических обстоятельств существования штаба, которым он якобы руководил. Каким был уровень этого «штаба»? Штаб батальона, бригады, корпуса? он оперативно-тактический, стратегический? Это разные обязанности. К тому же штаб — это сразу несколько лиц, несущих ответственность. А судья, женщина, в военных нюансах не разбирается.

— Значит, нужно восстановить работу военных судов?

— Категорически — да! То же дело Назарова это подтверждает.

— А еще — дела по Иловайскому котлу, Дебальцево...

— А вы уверены, что они дойдут до суда? При этой власти — точно нет! Там есть о чем говорить, но там же очень много нюансов, которые не хотят обнародовать.

http://vesti-ukr.com/strana/244496-intervju-anatolij-markevich
Tags: Да!, Давно пора!, Ждём-с, Мрази, Нежданчик, Ничтожества., Получи, Украина, Ха-ха-ха, Хрю-хрю, Щенки
Subscribe

  • Я ОТТОРГАЮ ОТ СЕБЯ

    Почти, что ВСЁ, что сейчас присходит, с Моей Землёй, с Моим Народом... С Памятью моей... Ибо она не приемлет Происходящего. ВАЩЕ! Люди, как с ума…

  • Это ЖОПА !

    Президент Татарстана Рустам Минниханов станет председателем совета директоров ПАО «Туполев» https://bmpd.livejournal.com/4395823.html…

  • Читайте комменты

    А где расследование? Гибель двух и более лиц. Где Уголовное дело?

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments